Arms
 
развернуть
 
652100, пгт. Яя, ул. Советская, д. 19
Тел.: (384-41) 2-11-45
yaisky.kmr@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
652100, пгт. Яя, ул. Советская, д. 19Тел.: (384-41) 2-11-45yaisky.kmr@sudrf.ru

Распорядок работы суда

понедельник-четверг

с 8:30-17:30

обед с 13:00-13:30

пятница

с 8:30-15:00

обед с 13:00-13:30

cуббота-воскресенье

выходной

 
Приёмная Яйского районного суда осуществляет прием заявлений, прием граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления , в том числе по вопросам коррупционной направленности и противодействию коррупции в течение всей продолжительности рабочего времени приемной, для всех категорий посетителей на общих основаниях в кабинете № 14. тел. 8 (384-41) 2-21-75, факс. 8 (384-41) 2-27-52
Прием граждан (физических лиц) в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, по вопросам организации деятельности суда, а так же жалоб на действия(бездействие) судей или работников аппарата суда, не связанные с рассмотрением конкретных дел осуществляет председатель Яйского районного суда Кемеровской области, В.М. Ильченко, кабинет № 25 каждый понедельник с 14:00 до 17:00. тел. 8 (384-41) 2-11-66

Распорядок работы приемной суда

понедельник-четверг

с 8:30-17:30

обед с 13:00-13:30

пятница

с 8:30-15:00

обед с 13:00-13:30

суббота-воскресенье

выходной

 

Информацию справочного характера можно получить по телефону: Канцелярия тел./факс 8 (384-41) 2-27-52

ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 24.11.2016
Обзор судебной практики Арбитражного суда Дальневосточного округа за II полугодие 2016 года "Исковая давность в делах о банкротстве и корпоративных спорах"версия для печати

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА
ЗА II ПОЛУГОДИЕ 2016 ГОДА

"ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ И КОРПОРАТИВНЫХ СПОРАХ"


ИСЧИСЛЕНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ
ПО ОБОСОБЛЕННЫМ СПОРАМ В ДЕЛАХ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ) И ПО КОРПОРАТИВНЫМ СПОРАМ

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Различают общий (три года) и специальные сроки исковой давности. Срок исковой давности применяется судом только по заявлению стороны спора, сделанному до принятия решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. При этом есть исключения – на ряд требований, перечень которых установлен законодателем исчерпывающим образом, исковая давность не распространяется. Указанные базовые положения закреплены нормами главы 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).
Практическое применение норм, касающихся исчисления и применения давностных сроков, сопровождается выяснением ряда обстоятельств в рамках конкретных споров. Особенности решения соответствующих вопросов применительно к отдельным категориям споров, а именно: рассматриваемым в делах о банкротстве и вытекающим из корпоративных правоотношений, представлены в настоящем обзоре на примере судебной практики, сформированной в последние три года (2014-2016).
Следует отметить, что отдельные вопросы применения срока исковой давности, в том числе относительно названных категорий споров, регламентированы нормами Федеральных законов: от 08.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (далее – Закон о сельскохозяйственной  кооперации),  от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО), от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО), от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), и разъяснены высшими судебными инстанциями в ряде постановлений. Обозначим те из них, которые использованы в настоящем исследовании:
- постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление ВАС РФ № 29);
- постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление ВАС РФ № 63);
- постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (далее – Постановление ВАС РФ № 28);
- постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление ВС РФ № 25);
- постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление ВС РФ № 43).


ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ДАВНОСТНОГО СРОКА
ПО ДЕЛАМ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)
 
1. К заявлению о включении требований в реестр требований кредиторов должника, основанному на вступившем в законную силу судебном акте, исковая давность не применяется.
При рассмотрении в деле о несостоятельности (банкротстве) обособленного спора по заявлению кредитора о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности, установленной вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному в рамках искового производства делу, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о пропуске кредитором срока исковой давности.
Суд округа не согласился с таким выводом, исходя из следующего.
В рамках дела о банкротстве кредиторами могут быть предъявлены для включения в реестр как требования, подтвержденные ранее вынесенными судебными актами, так и требования, не подтвержденные судебными актами.
В соответствии с пунктом 13 Постановления ВАС РФ № 29 предъявление не подтвержденных судебным актом требований кредиторов, вступающих в дело о банкротстве, – один из способов судебной защиты гражданских прав (пункт 1 статьи 11 ГК РФ).
Согласно пункту 14 данного Постановления возражения на требования конкурсных кредиторов, основанные на пропуске сроков исковой давности, являются средством защиты заинтересованных лиц, а потому могут заявляться любым лицом, имеющим право на заявление возражений относительно требований кредиторов в соответствии со статьями 71 или 100 Закона о банкротстве). Если обстоятельства, на которые ссылаются указанные лица, подтверждаются в судебном заседании, арбитражный суд выносит определение об отказе во включении требования данного кредитора в реестр требований кредиторов в связи с пропуском срока исковой давности  со ссылкой на пункт 2 статьи 199 ГК РФ[1].
С учетом положений статьи 195, пункта 2 статьи 199 ГК РФ, применение исковой давности в соответствии с приведенными разъяснениями Постановления ВАС РФ № 29 возможно только при рассмотрении в рамках дела о банкротстве требований, не подтвержденных судебным актом.
Иное означало бы ущемление права кредитора, который своевременно, до возбуждения дела о банкротстве в отношении должника, обратился за судебной защитой своих прав в рамках искового производства, на пропорциональное удовлетворение своих требований за счет конкурсной массы несостоятельного должника.
Кроме того, применение исковой давности к требованию, основанному на вступившем в законную силу решении арбитражного суда, противоречит принципу обязательности судебных актов арбитражного суда (статья 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее – АПК РФ).
При рассмотрении обособленного спора в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) по заявлению кредитора о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности, суды первой и апелляционной инстанций ошибочно не приняли во внимание то обстоятельство, что требования кредитора основаны не на факте приобретения должником за счет кредитора денежных средств, а на вступившем в законную силу решении арбитражного суда.
Исходя из изложенного, учитывая то, что  фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судебными инстанциями на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, суд округа отменил судебные акты первой и апелляционной инстанций и принял новый судебный акт о включении требований кредитора в третью очередь реестра требований кредиторов должника.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 17.12.2014 № Ф03-5372/2014 по делу № А24-4922/2010
Арбитражного суда Камчатского края
 
2. При рассмотрении заявления кредитора о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности, подтвержденной судебным актом, нельзя отождествлять срок исковой давности со сроком, установленным для принудительного исполнения судебного акта.
Применительно к рассмотренной в предыдущем пункте ситуации следует обратить внимание на то, что срок исковой давности, который, как отмечено выше, в данном случае не применяется, не исключает применение  предусмотренного статьей 321 АПК РФ срока предъявления исполнительного листа к исполнению, пропуск которого может повлечь отказ во включении требований заявителя в реестр требований кредиторов должника, при этом заявление лица, участвующего в деле, о применении такого срока, в отличие от давностного срока, не требуется.
Так, рассматривая требование кредитора хозяйственного общества, основанное на вступившем в законную силу судебном акте суда общей юрисдикции, суды первой и апелляционной инстанций признали их обоснованными и подлежащими включению в реестр требований кредиторов должника.
Суд округа не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций  по следующим основаниям.
В силу статьи 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.
При этом вступивший в законную силу судебный акт может быть исполнен добровольно или принудительно.
Действующее законодательство определяет порядок и сроки принудительного исполнения судебного акта. После истечения такого срока юридически невозможно принудительно исполнить соответствующее решение суда.
Так, согласно пункту 1 статьи 31 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) исполнительные документы, по которым истек срок предъявления их к исполнению, судебным приставом-исполнителем к производству не принимаются.
Исполнительный лист может быть предъявлен к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу, или со следующего дня после дня принятия судебного акта, подлежащего немедленному исполнению, или со дня окончания срока, установленного при отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта (часть 1 статьи 321 АПК РФ).
Аналогичная норма содержится в статье 21 Закона об исполнительном производстве.
Таким образом, предусмотренный законом срок для предъявления исполнительного листа к исполнению установлен для реализации права взыскателя на принудительное исполнение исполнительного листа посредством органов принудительного исполнения судебных актов.
С истечением данного срока, если он не был прерван или восстановлен судом, у взыскателя прекращается право требовать принудительного исполнения судебного акта, на основании которого выдан исполнительный лист.
Следовательно, с истечением сроков для предъявления исполнительного листа к исполнению взыскатель может получить удовлетворение только в случае, если должник добровольно произведет исполнение.
Обращение кредитора в рамках дела о банкротстве должника с заявлением о включении в реестр кредиторов требования, основанного на вступившем в законную силу судебном акте, представляет собой особый способ удовлетворения такого требования, минуя органы принудительного исполнения судебных актов. В связи с этим взыскатель, не реализовавший свое право на принудительное исполнение судебного акта в отношении должника посредством органов принудительного исполнения судебных актов и пропустивший срок на предъявление исполнительного листа к исполнению, не вправе осуществлять его при возбуждении дела о банкротстве в отношении должника, поскольку утратил право удовлетворения своего интереса в установленном процессуальным законодательством порядке.
Поскольку при рассмотрении требований кредитора, подтвержденных вступившим в законную силу судебными актами, судебными инстанциями не устанавливались обстоятельства, связанные с предъявлением кредитором исполнительного листа, выданного по делу, к исполнению и как следствие, наличие либо отсутствие у него права на принудительное исполнение судебного акта должником в порядке, установленном законодательством о банкротстве, суд округа отменил принятые по обособленному спору судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 25.01.2016 № Ф03-5724/2015 по делу № А04-2555/2013
Арбитражного суда Амурской области
 
3. Специальные правила о сроках исковой давности, установленные законодательством о несостоятельности (банкротстве), не применяются в случаях оспаривания сделок должника по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника, находящегося в процедуре внешнего управления, внешний управляющий должником обратился в арбитражный суд с заявлением о признании совершенной должником сделки недействительной на основании статьи 178 ГК РФ (сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения).
Отказывая в удовлетворении заявления внешнего управляющего, арбитражные суды указали на истечение срока исковой давности по заявленным внешним управляющим требованиям. Суд округа согласился с такой позицией, указав на то, что судебные инстанции правомерно исходили из следующего.
Закон о банкротстве наделяет внешнего и конкурсного управляющих правом на обращение в суд с заявлениями, связанными с недействительностью сделок должника по специальным основаниям, предусмотренным этим Федеральным законом. В таких случаях по общему правилу срок исковой давности исчисляется с момента, когда первый из этих управляющих узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных Законом о банкротстве, – указанное следует из статьи 61.9 Закона о банкротстве, с учетом разъяснений, изложенных в пункте 32 Постановления ВАС РФ № 63.
При этом в соответствии с положениями пункта 1 статьи 94 и пункта 1 статьи 129 Закона о банкротстве со дня введения внешнего управления (открытия конкурсного производства) полномочия органов управления должника осуществляет внешний (конкурсный) управляющий. Следовательно, названные управляющие от имени должника также вправе оспаривать совершенные им сделки и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. В таких случаях не применяются специальные правила о сроках исковой давности, установленные законодательством о несостоятельности.
В рассматриваемом споре заявлено требование о признании недействительной сделки должника как не соответствующей положениям статьи 178 ГК РФ; по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, сделка внешним управляющим не оспорена.
В связи с указанным арбитражные суды пришли к правильному выводу о том, что на данное требование внешнего управляющего распространяется годичный срок исковой давности, предусмотренный пунктом 2 статьи 181 ГК РФ, и должник, являясь стороной оспариваемой сделки, узнал (должен был узнать) о ее совершении, а, следовательно, и о нарушении его прав не позднее даты заключения сделки.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 08.12.2014 № Ф03-5090/2014 по делу № А24-4961/2011
Арбитражного суда Камчатского края
Примечание: такой подход соответствует и позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащейся в определении от 27.08.2012 № ВАС-18025/10 по делу № А08-9664/2009-4Б.
 
4. При исчислении срока исковой давности по требованию об оспаривании сделок должника по специальным основаниям, установленным главой III.1 Закона о банкротстве, следует исходить из того, что перемена арбитражного управляющего в процедуре не изменяет дату начала течения указанного срока, поскольку вновь назначенный арбитражный управляющий является преемником предыдущего. При этом начало срока следует определять моментом, когда полномочное на оспаривание сделки лицо  узнало либо получило реальную возможность узнать о нарушении права.
В деле о банкротстве ликвидируемого хозяйственного общества конкурсный управляющий на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве оспорил сделку должника по перечислению с его расчетного счета денежных средств.
Арбитражный суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований со ссылкой на пропуск установленного статьей 61.9 Закона о банкротстве срока на оспаривание, о применении которого заявил уполномоченный орган. В апелляционном порядке спор не пересматривался – апелляционная жалоба на судебный акт возвращена в связи с отказом в восстановлении процессуального срока ее подачи, пропущенного заявителем.
Суд округа, поддерживая вывод суда первой инстанции о пропуске срока на оспаривание сделки,  указал на следующее.
В статье 61.9 Закона о банкротстве закреплено, что заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим, при этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных Законом о банкротстве.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 32 Постановления ВАС РФ № 63, заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ). В соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности, однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под специальные основания оспаривания. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника, запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника, а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.
Таким образом, законодательство связывает начало течения срока исковой давности не только с моментом, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело юридическую возможность, узнать о нарушении права.
По делу, ведущемуся по правилам банкротства ликвидируемого должника, не предусмотрено иных, помимо конкурсного производства, процедур.
Должник объявлен банкротом решением от 07.03.2014, этим же решением утвержден конкурсный управляющий.
Заявление об оспаривании сделки подано конкурсным управляющим должником в суд по прошествии более чем 1 года и 10 месяцев с даты утверждения первого конкурсного управляющего в настоящем деле.
В этой связи, учитывая разумную продолжительность периода для запроса и получения информации о движении денежных средств по счету должника с даты утверждения конкурсного управляющего, признан  правильным вывод о поступлении в суд заявления за пределами срока исковой давности на оспаривание соответствующей сделки.
При этом отмечено, что смена арбитражного управляющего в процедуре не изменяет начала течения срока исковой давности, поскольку вновь назначенный управляющий является в силу положений пункта 6 статьи 20.3 Закона о банкротстве процессуальным правопреемником первоначально утвержденного конкурсного управляющего; для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил (пункт 3 статьи 48 АПК РФ).
Позиция заявителя кассационной жалобы, основывающаяся на противоположном подходе (об исчислении срока с даты, когда вновь утвержденный конкурсный управляющий мог узнать о спорной сделке, поскольку в рамках реализации своих прав конкурсный управляющий не может быть ограничен мнением своего предшественника относительно правовой природы оспариваемой сделки), отклонен ввиду противоречия приведенному выше обоснованию.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 18.08.2016  № Ф03-3226/2016 по делу № А51-1355/2014
Арбитражного суда Приморского края
 
Примечание: приведенные подходы к разрешению затронутых вопросов  соотносятся с позициями, приведенными в определениях  Верховного Суда РФ от 05.02.2016 № 304-ЭС14-5681(7) по делу № А46-1949/2013; от 24.12.2015 № 305-ЭС15-13488 по делу № А40-26073/2012; от 15.06.2015 № 309-ЭС15-1959 по делу № А47-2454/2011.
 
5. Доводы заявителя о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо.
Конкурсный управляющий в ходе производства по делу о банкротстве оспорил сделки должника – проведенные первоначально утвержденным арбитражным управляющим торги по реализации имущества должника и заключенные по итогам этих торгов договоры купли-продажи. Свою позицию заявитель изначально основывал на положениях статьи 61.3 Закона о банкротстве, а затем дополнил указанием на статью 10 ГК РФ.
Требование о признании торгов недействительными арбитражные суды первой и апелляционной инстанций отклонили по причине пропуска давностного срока, составляющего год для оспоримых сделок, о применении которого заявлено оппонентом заявителя.
Договоры, заключенные по результатам этих торгов, проверены в качестве отдельных сделок исходя из заявленной нормы – статьи 10 ГК РФ, влекущей, учитывая редакцию Кодекса на дату совершения договоров, их ничтожность. Относительно этих сделок, срок обжалования которых составлял 3 года, исковая давность не применена, а отказ в признании их недействительными обусловлен недоказанностью вменяемых заявителем нарушений при их заключении.
Суд округа поддержал единую позицию судебных инстанций, дополнительно отметив, что все доводы заявителя фактически обосновывают его позицию об отнесении оспоренных сделок к числу подозрительных, при этом на обстоятельства, свидетельствующие о совершении этих сделок с пороками, выходящими за пределы дефектов подозрительных сделок, заявитель не ссылается. При указанном доводы конкурсного управляющего о необходимости применения к заявленным требованиям общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 04.05.2016 № Ф03- 1489/2016 по делу № А04-3298/2011
Арбитражного суда Амурской области
 
 Следует отметить, что последний вывод основывается на подходе, сформулированном в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.06.2014 № 10044/11 по делу № А32-26991/2009.
 
6. Положения абзаца 4 пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 28.06.2013 № 134-ФЗ, устанавливающего сроки исковой давности по подаче заявления о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 статьи 10 Закона о банкротстве, подлежат применению в случае, если обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения этих лиц к такой ответственности, имели место после дня вступления в силу названного Федерального закона.
При рассмотрении обособленного спора по заявлению уполномоченного органа о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника – хозяйственного общества, производство по делу о несостоятельности которого возбуждено в 2012 году, суды первой и апелляционной инстанций в числе оснований для оставления требования без удовлетворения  указали на пропуск срока для обращения в суд с данным заявлением, руководствуясь при этом абзацем 4 пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве, устанавливающей срок для подачи заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по заявленному основанию –  в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом.
Суд округа признал этот вывод ошибочным, отметив, что примененная судами редакция статьи 10 Закона о банкротстве введена в действие Федеральным законом от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» (далее – Закон № 134-ФЗ); вступившие в силу в этой связи с 30.06.2013 поправки в статью 10 Закона о банкротстве не могут быть применены к спорным правоотношениям сторон, так как вменяемое ответчику нарушение (несвоевременная подача заявления о банкротстве организации) приходится на предшествующий указанной дате период.
Поскольку данный вывод не повлиял на итоговый результат разрешения спора, судебные акты оставлены в силе.
Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа
от 03.03.2014 № Ф03-138/2014 по делу № А73-4632/2012 Арбитражного суда Хабаровского края.
Определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.04.2014
№ ВАС-4786/14 в передаче дела в Президиум для пересмотра дела в порядке надзора отказано
 
7. При рассмотрении заявлений о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности правовая позиция, изложенная в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07.06.2012 № 219/12, не подлежит применению к статье 10 Закона о банкротстве в измененной Законом № 134-ФЗ редакции.
 В деле о банкротстве должника-застройщика последний решением суда от 29.11.2013 признан банкротом с открытием конкурсного производства.
 В рамках данного дела приняты и рассмотрены поступившие соответственно 07.10.2015 и 02.11.2015 заявления конкурсного управляющего и кредиторов о привлечении контролирующего должника лица – бывшего директора к субсидиарной ответственности и взыскании с него непогашенной суммы кредиторской задолженности. Заявления обоснованы нарушением руководителем должника обязанности по своевременной подаче заявления должника в арбитражный суд, неисполнением обязанности по ведению документов бухгалтерского учета и отчетности, а также последующей передаче их конкурсному управляющему  (пункты 2 и 4 статьи 10 Закона о банкротстве).
Суды двух инстанций, удовлетворяя заявленные требования в полном объеме, отклонили заявление ответчика о пропуске срока исковой давности по рассматриваемым требованиям.
Суд кассационной инстанции отменил судебные акты, указав на неисследованность значимых для дела обстоятельств. В частности, по вопросу о сроке исковой давности применительно к основанию для привлечения к субсидиарной ответственности по пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве (непередача документов, повлекшая невозможность формирования конкурсной массы) обращено внимание на следующее.
Обязанность по передаче документов конкурсному управляющему у отстраненного руководителя возникла после открытия конкурсного производства (29.11.2013), то есть, как верно указали суды, в период действия статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Закона № 134-ФЗ, согласно абзацу 4 пункта 5 которой заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом; в случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.
При этом суды двух инстанций, отклоняя довод о пропуске указанного срока, указали на то, что  о фактическом отсутствии денежных средств для удовлетворения требований кредиторов заявители узнали не ранее 03.10.2015 (после выполнения мероприятий по формированию конкурсной массы), то есть до этой даты срок на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности не начал течь. Такой подход основывается на правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07.06.2012 № 219/12.
Однако указанная позиция выработана Президиумом применительно к положениям статьи 10 Закона о банкротстве в действующих до 30.06.2013 редакциях, где срок не устанавливался. После этой даты в статью 10 Законом № 134-ФЗ внесено существенное изменение, ограничивающее срок подачи заявления, что обусловлено еще одним редактированием нормы, а именно: в абзаце 6 пункта 5 закреплено, что если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному пунктом 4 настоящей статьи, невозможно определить размер ответственности, суд после установления всех иных имеющих значение для дела фактов приостанавливает рассмотрение этого заявления до окончания расчетов с кредиторами, либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами. В этой связи вышеуказанная позиция не подлежала применению к спорной ситуации и ссылка в обжалуемых судебных актах на упомянутое выше постановление признана судом округа необоснованной.
Поскольку выводы судов о соблюдении срока подачи заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности сделаны при неполном исследовании обстоятельств дела и возражений привлекаемого лица, настаивающего на осведомленности заявителей о наличии соответствующих оснований для привлечения к ответственности с момента открытия конкурсного производства, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 22.08.2016  № Ф03-2787/2016 по делу № А73-2844/2013
Арбитражного суда Хабаровского края

ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ДАВНОСТНОГО СРОКА
ПО КОРПОРАТИВНЫМ СПОРАМ
 
1. Начало течения срока исковой давности по требованию о признании права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью определяется моментом, с которого заинтересованному лицу стало известно или должно было стать известным о непризнании его прав участника общества.
По одному из дел суды двух первых инстанций при рассмотрении иска гражданина к обществу о признании права на долю в уставном капитале общества  пришли к выводу о пропуске истцом давностного срока, в связи с чем на основании пункта 2 статьи 199 ГК РФ отказали в удовлетворении заявленного требования. Начало течения срока исковой давности определено судебными инстанциями исходя из даты вступления в силу судебного акта по  рассмотренному в 2008-2009 годах делу, которым, согласно позиции судов, признано незаконным включение истца в состав участников общества, поэтому с этого момента истец определенно узнал о непризнании его прав участника общества.
Указав на несоответствие данного вывода обстоятельствам, установленным по ранее рассмотренному делу, поскольку принятые по нему судебные акты не содержат выводов о незаконности включения истца в состав участников, о непризнании обществом прав истца как участника общества, об отсутствии у истца права на спорную долю и о нарушении тем самым прав истца, суд округа определил начало течения срока исковой давности по заявленному требованию с учетом следующего.
Буквальное содержание искового заявления и иных представленных в дело письменных пояснений истца свидетельствует о том, что материально-правовой интерес истца заключается в регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц  сведений о принадлежности ему доли в уставном капитале общества, необходимого, исходя из доводов истца, для осуществления им прав участника общества, предусмотренных статьей 67 ГК РФ.
При рассмотрении дела судами установлено, что на основании решения участников общества и договора дарения, по которому прежний участник общества передал в дар истцу право на долю в уставном капитале общества, налоговым органом в 2008 году осуществлена регистрация соответствующих изменений в Едином государственном реестре юридических лиц, в том числе: о прекращении у дарителя обязательственных прав в отношении общества и о возникновении таких прав у истца.
Данная запись в реестре признана недействительной по иску общества лишь в 2011 году решением арбитражного суда, принятым по иному делу, к участию в котором истец не привлекался.
Принимая во внимание то, что согласно сведениям Единого государственного реестра юридических лиц, которые являются общедоступными, истец являлся участником общества в 2009, 2011 годах, момент начала течения общего срока исковой давности для требования истца о признании за ним права на долю в уставном капитале общества не может исчисляться ранее 2011 года, следовательно, на дату обращения истца в арбитражный суд с иском в 2014 году этот срок не являлся пропущенным.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 29.04.2015 № Ф03-1464/2015 по делу № А51-12747/2014
Арбитражного суда Приморского края.
Определением Верховного Суда РФ от 20.07.2015 № 303-ЭС15-8878 в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам отказано
 
По другому делу, в рамках которого рассмотрен иск о признании права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций отклонили требование истца по причине пропуска срока исковой давности. При определении начала течения давностного срока судебные инстанции руководствовались следующим.
Считая себя собственником доли в уставном капитале общества и соответственно участником общества на основании исполнительного листа суда общей юрисдикции, акта и постановления судебного пристава-исполнителя от 2002 года, истец должен был в разумный срок обратиться в налоговый орган с заявлением о внесении изменений в сведения об участниках общества, а также реализовать предоставленные Законом об ООО права участника общества, в том числе на участие в общем собрании участников общества, которое должно было состояться не позднее 2003 года. Следовательно, о нарушении своих прав истец должен был узнать не позднее 2003 года, при этом обратился в арбитражный суд только в 2015 году.
Суд округа признал эти выводы обоснованными.
 
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 12.10.2015 № Ф03-3735/2015по делу № А51-1590/2015
Арбитражного суда Приморского края.
Определением Верховного Суда РФ от 18.12.2015 № 303-ЭС15-16042 в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам отказано
 
2. По общему правилу начало течения срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки общества недействительной определяется датой проведения годового собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором совершена оспариваемая сделка. Это правило не является абсолютным, из него есть исключения.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, содержащейся в пункте 5 Постановления от 10.04.2003 № 5-П, течение срока исковой давности по искам о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, недействительной должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении.
Эта правовая позиция применима и при оспаривании крупных сделок.
В абзаце втором пункта 5 Постановления ВАС РФ № 28 разъяснено, что срок давности по иску о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в порядке, предусмотренном законом или уставом, хотя бы она и была совершена раньше.
Здесь же отмечено следующее. Предполагается, что участник (акционер) хозяйственного общества должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из представлявшихся участникам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом).
Как показывает практика, арбитражными судами этот подход используется. В качестве примера можно привестисудебные акты по делу № А59-2956/2014 Арбитражного суда Сахалинской области.
Между тем такой подход не всегда применим.
Так, при рассмотрении в рамках корпоративных взаимоотношений иска о признании недействительным заключенного обществом договора апелляционный суд отклонил заявление ответчика (контрагента общества) о пропуске срока исковой давности, исчисленного в указанном выше порядке, сославшись на отсутствие в деле доказательств созыва и проведения другим участником общества и его директором годовых общих собраний, на наличие корпоративного конфликта в обществе между истцами и вышеназванным участником и принятие последним мер по воспрепятствованию истцам, наследникам умершего участника общества, в принятии их в состав участников общества. Также апелляционный суд принял во внимание результаты исследования годовой бухгалтерской отчетности общества,  свидетельствующие о том, что динамика экономической деятельности общества могла быть оценена как положительная, поэтому даже при представлении указанных документов к моменту проведения ежегодных собраний у истцов не могло возникнуть объективных сомнений в достоверности изложенных в ней сведений при том, что бухгалтерские балансы не содержат сведений о заключении оспариваемого договора.
Следует отметить, что с позицией суда первой инстанции о том, что истцы могли и должны были узнать о совершении оспоренной сделки с даты открытия наследства, апелляционный суд не согласился.
Суд округа признал правильными выводы апелляционного суда касательно определения давностных сроков по заявленному требованию.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 25.02.2015 № Ф03-92/2015  по делу № А59-4274/2013
Арбитражного суда Сахалинской области
 
3. Начало течения срока исковой давности по требованию о признании недействительным решения собрания участников общества с ограниченной ответственностью, факт проведения которого не доказан, не может исчисляться с даты, указанной в протоколе этого собрания.
В постановлении суда округа, которым оставлены в силе судебные акты двух инстанций о признании недействительным решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, отмечено, что срок исковой давности на обжалование решения общего собрания участников общества, факт проведения которого не подтвержден, не может исчисляться с даты, указанной в протоколе, оформившем данное решение, а должен определяться моментом, с которого заинтересованному лицу стало известно о наличии соответствующего протокола (его копии, что имеет место в настоящем деле). В данном случае о существовании протокола, фиксирующего обжалуемые решения, истцам стало известно в связи с рассмотрением судом общей юрисдикции иска третьего лица о взыскании с общества задолженности, в обоснование которого указано на оспоренное решение.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 04.02.2015 № Ф03-6405/2015 по делу № А04-2884/2015
Арбитражного суда Амурской области
 
4. Применимый срок исковой давности при обжаловании решения органа управления корпорации зависит от того, по каким основаниям это решение оспорено – по предусмотренным специальными законами (Законы об ООО и об АО) или ГК РФ.
При рассмотрении иска участника общества с ограниченной ответственностью о признании недействительными принятых общим собранием этого общества решений суды пришли к единому выводу о ничтожности соответствующих решений по причине несоблюдения требований подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ о их нотариальном удостоверении.
В рамках рассматриваемого спора ответчиком заявлено о применении срока исковой давности.
Суды первой и второй инстанций признали этот срок пропущенным, учитывая предписание статьи 43 Закона об ООО о возможности оспаривания решений общего собрания участников общества в течение двух месяцев со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным. Пропуск срока послужил основанием для отказа в иске согласно статье 199 ГК РФ.
Окружной суд признал ошибочными выводы судов об истечении срока исковой давности.
При этом кассационная инстанция исходила из того, что оспоренные решения признаны недействительными (ничтожными) по основаниям, которые не предусмотрены нормами специального корпоративного законодательства – в данном случае Закона об ООО, но подпадают под регулирование норм ГК РФ – включенной в Кодекс главы 9.1, правила которой применяются, если специальными законами не предусмотрено иное (статья 181.1 ГК РФ, пункт 104 Постановления ВС РФ № 25).
В этой связи специальный двухмесячный срок, предусмотренный статьей 43 Закона об ООО для обжалования принятых в нарушение этого Закона решений, не подлежал применению.
Пунктом 5 статьи 181.4 ГК РФ, включенной в названную выше главу, установлен иной срок для оспаривания решения – шесть месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества; по аналогии с этими правилами исчисляется и срок исковой давности для признания ничтожного решения собрания недействительным (пункт 1 статьи 6 ГК РФ, пункт 112 Постановления ВС РФ № 25).
Поскольку, исходя из установленных судами двух инстанций обстоятельств, шестимесячный срок на обжалование решений собрания участников общества истцом не пропущен при том, что выводы о ничтожности этих решений поддержаны судом округа, обжалованные в кассационном порядке судебные акты отменены, а иск удовлетворен.
 Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 19.05.2016 № Ф03-201/2016 по делу № А73-8151/2015
Арбитражного суда Хабаровского края.
Определением Верховного Суда РФ от 05.08.2016 № 303-ЭС16-8692 в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам отказано
 
5. Для защиты прав по требованию об оспаривании решения общего собрания участников крестьянского (фермерского) хозяйства применяются сроки исковой давности, установленные ГК РФ.
По одному из дел судами трех инстанций к требованию гражданина о признании недействительным решения, принятого на общем собрании членов крестьянского  (фермерского) хозяйства, применен шестимесячный срок исковой давности, предусмотренный пунктом 5 статьи 181.4 ГК РФ (решение Арбитражного суда Еврейской автономной области от 13.11.2014, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2015, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 12.05.2015 по делу № А16-1010/2014).
Такой подход согласуется с пунктом 1 статьи 181.1 ГК РФ и соответствует правовой позиции, приведенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2013 № 15604/12 по делу № А41-44824/10. При рассмотрении в рамках данного дела исковых требований граждан о признании  недействительными решений собрания членов крестьянского хозяйства об исключении из его состава истцов суд апелляционной инстанции счел возможным применить к рассматриваемым правоотношениям аналогию закона, а именно: сокращенный срок  исковой давности, предусмотренный пунктом 5 статьи 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации. Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда апелляционной инстанции. Однако при пересмотре дела в порядке надзора Президиум ВАС РФ указал на отсутствие оснований для применения аналогии закона. При этом суд отметил следующее.
Федеральный закон от 11.06.2003 № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (Закон о КФХ), регулирующий деятельность крестьянских хозяйств, не предусматривает наличия у крестьянского хозяйства органов управления, в том числе общего собрания участников хозяйства, и не содержит положений о порядке принятия общим собранием решений, о порядке и сроках их обжалования. Соответственно, нормами этого Закона не предусмотрена возможность применения сокращенного срока для защиты прав по требованиям об оспаривании решения общего собрания участников хозяйства.
Применяя к правоотношениям сторон по настоящему спору нормы пункта 5 статьи 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации, суды не учли то, что аналогия закона в силу части 6 статьи 13 АПК РФ применяется в случаях, когда спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота.
Между тем, сроки исковой давности установлены нормами ГК РФ.
Так как Закон о КФХ не предусматривает срок для защиты прав по требованиям об оспаривании решения общего собрания участников крестьянского хозяйства, к спорным правоотношениям подлежат применению положения ГК РФ о сроках исковой давности. Поэтому нормы пункта 5 статьи 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации, регулирующего сходные отношения, в данном случае по аналогии закона не могли применяться.
 
6. Срок исковой давности по требованию о признании недействительным решения общего собрания членов производственного кооператива является пресекательным и составляет шесть месяцев со дня принятия такого решения.
В рамках одного из дел рассмотрены требования члена рыболовецкой артели, которая по своей организационно-правовой форме относится к производственным кооперативам, о признании недействительными решения собрания уполномоченных членов артели и решения собрания одного из коллективов артели об избрании уполномоченных для участия в вышеназванном собрании уполномоченных членов артели.
Арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о том, что требование об оспаривании решения собрания коллектива об избрании уполномоченных членов подано за пределами срока исковой давности, предусмотренного пунктом 5 статьи 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации, о применении которого заявлено ответчиком до принятия решения.
Согласно указанной норме заявление члена кооператива или ассоциированного члена кооператива о признании решения общего собрания членов кооператива и (или) решений иных органов управления кооперативом недействительными может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда член кооператива или ассоциированный член кооператива узнал или должен был узнать о принятом решении, но в любом случае не позднее чем в течение шести месяцев со дня принятия такого решения. Предусмотренный срок обжалования решений общего собрания членов кооператива и (или) решений иных органов управления кооперативом в случае его пропуска восстановлению не подлежит, за исключением случая, если член кооператива или ассоциированный член кооператива не подавал указанное заявление под влиянием насилия или угрозы.
Указав на то, что срок для обжалования решений общего собрания членов кооператива является пресекательным и истцом об обжаловании решения собрания коллектива заявлено путем изменения предмета иска за пределами шестимесячного срока со дня принятия этого решения, суд первой инстанции пришел к выводу об истечении максимального срока на обжалование, установленного частью 5 статьи 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации.
Суд округа согласился с выводом суда первой инстанции и отменил принятый с противоположным результатом судебный акт апелляционного суда, отметив дополнительно отсутствие в деле доказательств того, что истец не обжаловал оспоренное решение под влиянием насилия или угрозы. Также суд кассационной инстанции указал, что срок для обжалования решения членов кооператива об избрании уполномоченных членов является пресекательным, также как и для обжалования решений общего собрания членов кооператива в силу аналогии права (статья 6 ГК РФ), то есть к такому требованию подлежат применению положения пункта 5 статьи 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации.
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 14.12.2015 № Ф03-4140/2015 по делу № А24-4483/2014
Арбитражного суда Камчатского края.
Определением Верховного Суда РФ от 28.03.2016 № 303-ЭС16-1982 в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам отказано 
Аналогичным образом разрешен вопрос о сроке по другому делу, при рассмотрении которого арбитражные суды учли ходатайство ответчика о применении срока исковой давности, а также положения статьи 199 ГК РФ и разъяснения пункта 15 Постановления ВС РФ № 43, в результате чего отказали в удовлетворении требования о признании недействительным решения общего собрания членов сельскохозяйственного производственного кооператива по причине пропуска истцом пресекательного срока на обжалование, установленного статьей 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации.
 
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 04.12.2015 № Ф03-4913/2015 по делу № А04-8543/2014
Арбитражного суда Амурской области

[1] Для информации – в настоящем Обзоре приведена действующая после 14.03.2014 редакция Постановления ВАС РФ № 29, до этой даты круг заинтересованных лиц определялся по-иному – был более ограничен.

опубликовано 24.11.2016 05:50 (МСК)